Виртуальная галерея А. Клейменова. Познавательный блок. История искусства - Как первобытные люди использовать художественные произведения?

Познавательный@Блок

 

A. K l e i m e n o v

Главная / Познавательный Блок / Искусство и магия

Как первобытные люди использовать художественные произведения?

Могли ли первобытные люди использовать художественные произведения в магических целях? Безусловно. Но получали ли данные произведения при этом художественную интерпретацию? Весьма сомнительно. Магия преследует вполне определенную цель — воздействовать на объект, подчинить его человеку. Проводившим магический обряд важно, чтобы воздействие совершилось и чтобы оно было достаточно эффективным. В этой эффективности им важно убедить прежде всего самих себя, так как, подвергая зверя воздействию магии, они укрепляли в себе веру, что зверь им «поддастся», «ослабнет», а их силы, наоборот, умножатся. Когда австралийцы танцуют перед охотой над изображенным на земле кенгуру, они делают это до тех пор, пока не уверятся, что и охотники и зверь «готовы» для предстоящей встречи. Никакого уподобления животному, никакого проникновения в человеческий внутренний мир при этом не происходит. Да и сам объект магических действий не обязательно должен при этом получить художественное воплощение: он — представитель зверя, с которым ведутся «дипломатические переговоры» и на которого оказывают далеко не дипломатический нажим.

Но ведь есть изображения и явно магического характера, так же как есть явно магические танцы и песни. Их образность несомненна, некоторые из них не лишены эстетической выразительности. Но искусство ли это?

Обыденное сознание говорит нам, что данный предмет является и может быть лишь самим собой и ничем другим. Береза — это береза, а камень — это камень, потому что таковы их отличительные признаки. К числу подобных же суждений относится вывод: раз изображение образно, конкретно и не лишено эстетических качеств, значит оно произведение искусства. Но в том-то и дело, что всякий конкретный предмет, как отмечал В. И. Ленин, бывает и самим собой и другим. Кузнечик, скачущий по полям, не более чем насекомое, но посаженный в клеточку и «распевающий» в домике китайца — он уже входит в новую систему отношений и приобретает эстетическое значение.

Сказанное имеет прямое отношение и к нашему случаю. Магическое изображение, если оно сохраняет эту свою функциональность, выходит за рамки искусства, и его содержание будет религиозным, но не художественным. Как объект магии зверь, изображенный на скале, заимствует уже сложившуюся форму художественного образа, но он ему лишь внешне подобен.

Но если нет связи между наивно-магическим воздействием человека на мир и искусством, то тем более такой связи нет у искусства с религией.

 

©Disigned by Pacific 2000-2013

 

На сайте http://www.artelbook.ru реставрация старинных книг.
Hosted by uCoz